Чтение на выходные 27-28 марта

Основательницы проектов о женщинах — о своем деле и вдохновительницах: «Долгое время казалось, что прогресс двигают мужчины, а главная задача женщин — помогать им в этом, занимаясь домом и семьей. Однако постепенно не только поменялось представление о роли и положении женщин, но и появились возможность и желание говорить об их достижениях в разных сферах. Time Out попросил основательниц проектов, которые посвящены умным, творческим и самоотверженным женщинам, рассказать о своем деле и о тех, кто их вдохновляет».

Создатель Lurkmore Давид Хомак — о своем каминг-ауте, гендерной дисфории и тревоге: «Мне в какой-то момент пришлось срочно пройти гендерную социализацию. Многие знакомые девушки рассказывали мне про токсичную социализацию в женском коллективе. В мужских коллективах такое явление тоже есть. Когда я в нулевых устроился на более-менее постоянную работу, мне пришлось попытаться вписаться в гетеронормативную роль. Я до этого пытался устраиваться на работу в довольно крупную компанию, которая занималась софтом. И человека, который меня туда порекомендовал, спрашивали: „Зачем ты этого пидораса привел?“. Это дословно. Я ходил с косой, в кожаных штанах — образ такой был».

12 фактов о современных женщинах России: «В течение последних 20 лет на рынке труда в России увеличивается гендерная асимметрия. Почти две трети (63,3%) высококвалифицированных специалистов в стране — женщины. Мужчины традиционно лидируют среди квалифицированных рабочих — в промышленности, строительстве, на транспорте и т.п. Здесь их свыше 80%. Пока мужчины теряют работу из-за автоматизации рабочих процессов, женщины более активно осваивают беловоротничковые профессии. Вузовский диплом в России имеют почти 50% женщин и около 36% в возрасте 25-29 лет. Вместе с тем средние зарплаты женщин всё-таки меньше зарплат мужчин, а четверть россиянок с высшим образованием — безработные. Также женщины чаще трудятся в неформальном секторе с минимумом социальных гарантий и реже занимают руководящие должности».

Как блогеры в Таджикистане создали своё «мужское государство»: «В Таджикистане сразу несколько популярных пабликов в социальных сетях размещают контент, который запросто можно расценить как гендерный экстремизм. Главный объект травли — женщины, чью личную жизнь авторы пабликов выставляют на всеобщее обозрение, обсуждение и доводят жертв до отчаяния. Медиакритик „Нового репортёра“ Ниссо Расулова проследила за специфическим контентом».

«Деньги складываются в три коробки»: бюджет семьи, которая ждет ребенка и живет на 35 000 ₽: «Когда мы общались, Дмитрий и его жена готовились к рождению ребенка. Но свой бюджет они ведут по нетривиальной схеме уже не первый год. Дмитрий рассказал, как они оптимизировали закупку еды, хватает ли им одной зарплаты на двоих, что при таком раскладе становится форс-мажором, а также как беременность супруги повлияла на семейные финансы».

Эксперты и активистки — о тенденциях в политических протестах России и Беларуси: «Роль женщин в протестах последних лет растет, это стало явным летом 2020 года в Беларуси и зимой 2021-го — в России. На акции протеста в России 23 января в защиту Алексея Навального мужчин и женщин пришло практически поровну, а 14 февраля жительницы Москвы и Петербурга повторили белорусский опыт: они выстроились в „Цепь солидарности и любви“ в поддержку тех, кто подвергся государственному и полицейскому насилию. Интернет-журнал „7×7“ анализирует тенденции вместе с проектом „ОВД-Инфо“, политологами и активистками. Этот текст также опубликован на Women Platform — региональной платформе для защитниц прав и интересов женщин».

«Мне казалось, это будет девочка и её будут звать Лилей»: как я сделала ЭКО: «ЭКО никогда не происходит быстро. Сначала нужно выстоять очередь к репродуктологу — к нашему нужно было записываться за полтора месяца. Потом ты сдаёшь бесконечное число анализов. Я приезжала в восемь утра в клинику натощак перед работой, сдавала семь пробирок крови, платила тысяч десять рублей и ох***ала. Потом могли сказать: „Этот анализ не получился, нужно пересдать“. Подготовка заняла месяцев девять, но по ощущениям длилась бесконечно».

Принесу вам немного статистики о подростковом сексе в Швеции, актуальненькая штука, учитывая буйство традиционалистов: «В-пятых, сексуальная идентификация среди подростков распределяется так: 83% идентифицировали себя как гетеросексуальных (87% мальчиков, 80% девочек), 5% не захотели себя идентифицировать, 5% идентифицировали себя как бисексуальных, 3% ещё не знают, 2% — гомосексуальны, 1% — другое. Вопрос задавался всем подросткам — как тем, которые уже сексуально дебютировали, так и тем, кто нет. Более 95% сексуально активных подростков имели секс с человеком другого пола во время последнего полового акта».

Как женщины на Руси становились наложницами, кто такие серальки и другие факты о крестьянских гаремах: «Помещик генерал Лев Измайлов также отличался жестоким отношениям к своим сералькам. На него даже хотели завести уголовное дело. Генерал обожал пьянки с кучей гостей. Когда гуляки доходили до кондиции, вызывались девушки из гарема. Если рабынь не хватало на всех, Измайлов посылал управляющего за пополнением, и в дом могли привести не только юных девушек, но крестьянок, которые имели мужа и детей. Был случай, когда генерал отправил слугу за девушками в деревню, но крестьяне не смогли терпеть такой беспредел, возмутились поведением помещика и избили посланника. Измайлов жестоко отомстил бунтарям: дома были сожжены, мятежники посечены плетьми, а девушки забраны в гарем. Количество сералек достигало тридцати, а гарем обновлялся достаточно часто».

Как демографический переход меняет семью: «Социальные институты и социальные нормы повсеместно были заточены на поддержание высокой рождаемости. Главная институциональная роль принадлежала семье, которая возникала в результате брака, открывавшего человеку законный путь к сексу и производству потомства. Брак — секс — прокреация (воспроизводство потомства) — такова была извечная цепочка, которая автоматически обеспечивала непрерывность человеческого рода. Культурные нормы, религиозные правила, общепризнанные моральные установки сохраняли прочность этой цепочки. Ни о каком своеволии, в частности свободе индивидуального прокреативного выбора, не могло быть и речи».

Куда приводят поиски нулевого пациента: «В качестве источника информации Шилдс использовал статью 1984 года, в которой Дюга действительно указан как „пациент 0“. Однако сами авторы статьи позже рассказывали, что имели в виду совершенно другое. Они вообще не ставили своей целью выяснить, кто заразился ВИЧ первым. Они в то время даже не знали о том, как именно передается инфекция — и построили дерево заражений ровно для того, чтобы это выяснить. Дюга оказался в центре этого дерева только потому, что предоставил врачам данные о нескольких десятках своих партнеров. А „0“ в его титуле — и вовсе типографская ошибка. В оригинале, утверждают авторы, он был „пациентом О“, сокращение от „out of California“, то есть человек не из Калифорнии (в отличие от большинства контактов из его списка)».

«Напиши мне, когда доберешься до дома»: колонка о насилии над женщинами как мировой социальной норме: «Женщины по всему миру привыкли жить в страхе, в положении жертвы, которая постоянно ждет нападения — ну а чего ты хотела? Тебя же предупреждали. Раз с тобой это случилось, значит ты сама сделала что-то не так: была недостаточно скромно одета, недостаточно быстро бегала, недостаточно рано шла домой».

«Спал в подъездах»: история парня, сбежавшего из детдома из‑за сексуализированного насилия: «К шестнадцати годам я понял, что я гей. К тому времени у меня уже появился телефон (его подарили в детдоме), я начал вести переписки с парнями. Однажды случайно оставил их открытыми в общем компьютере — дети увидели и стали надо мной смеяться. Когда директор узнал о моей ориентации, он отвел меня в подвал, где бил и говорил, что я плохой. Множество раз он поднимал на меня руку. Воспитатель тоже бил меня головой о стену. Однажды он позвал меня на разговор и сказал: „Мы проведем с тобой эксперимент после новогодних праздников“, мол, „надо выбивать из тебя всю эту фигню“. Из слухов в детдоме я узнал, что якобы он хотел склонить меня к сексу, отвести домой и провести „эксперимент“».

Сладко ли спится убийцам чести: «Убийства по мотивам „чести“ уже перестали быть историей, которую встретишь в специализированных СМИ или докладах. Благодаря соцсетям, теме все больше уделяют внимание обычные пользователи интернета. И речь тут не только о привычном всем том же инстаграме — тиктокеры, которые являются самыми молодыми среди аудитории соцсетей, потихоньку стали говорить о проблеме. Нередко они ссылаются на доклад Проекта „Правовая инициатива“ — „Убитые сплетнями“. Исследование было обнародовано в конце 2018-го года, но актуальность, увы, не потеряло. Согласно нему, например, правозащитники зафиксировали 33 „убийства чести“, совершенные в Чечне, Ингушетии и Дагестане с 2008-го по 2017 год. Женщин душили, убивали топорами, ножами, расстреливали, топили в море или реке, травили…»

Добавить комментарий